?

Log in

23, 24, 25 и 26 июня в театре "У Моста" премьера комедии-водевиля "Сваха"!

О постановке рассказывает режиссер спектакля Владимир Берзин (Москва).

Новости культуры. Сюжет Вести-Пермь

23, 24, 25 и 26 июня премьера комедии-водевиля "Сваха"!

Любовь от Штрауса до рок-н-ролла на сцене театра "У Моста".

Сюжет УралИнформ



Уже сегодня 23 июня премьера «Сваха»!!!
Премьерные показы состоятся 23, 24, 25 и 26 июня.

Сюжет Рифей-Пермь


Jun. 22nd, 2017

Судеб сплетения.
Александра Северюхина. Журнал «National Business» http://nb159.ru/rubric/culture/sudeb-spleteniya/

Постановка «Три сестры» по пьесе А. Чехова – история о перипетиях судеб трех сестер, мечтающих обрести простое и тихое женское счастье. Взращивая в сердцах наивную мечту о Москве как символе детских безмятежных грез, они взрослеют, не успевая порой осознать все реалии настоящей жизни.
Потрясающий по силе воздействия на зрителя спектакль, поставленный в театре «У Моста», воплотил в себе всю правду и глубину жизни. Любовь и дружба, вопросы морали и чести, философские размышления о смысле жизни слились воедино, воссоздав действительно захватывающую, динамичную картину. Сергей Федотов, с присущим ему талантом, перемежающимся с мистическим озарением, показал зрителю пьесу в сложном драматическом жанре, избежав излишней тяжеловесности и трагизма.
Пьеса и в наши дни не утратила свою актуальность, ведь ее главный мотив – одиночество в толпе, даже среди любящих людей, и сложный поиск родственной души – как нельзя более близок современным людям, живущим в огромных мегаполисах, где все разобщены. Во все времена люди стремились в Москву, в надежде на то, что именно там они обретут себя, найдут родную душу.
Первое, что привлекает взгляд, – удивительно богатое убранство сценической обстановки, с поразительной точностью передающей колорит эпохи на рубеже 19 и 20 столетий. В комнатах, где разворачивается действие, зритель видит старинные винтажные кресла, обшитые белоснежной тканью, стол с резными ножками, на котором стоят расписные вазы с цветами. Свечи в старинных канделябрах, книги, с пожелтевшими от времени страницами, черно-белые фотографии на стенах погружают зрителя в воспоминания о России начала прошлого столетия.
Несомненная удача режиссера – решение по прорисовке сцены в перспективе трех пространств и расположение мизансцен – все это создает иллюзию панорамы и некой безграничности. Мизансцены, несущие особую смысловую нагрузку, происходят на переднем плане. Однако пространство второго плана никогда не пустует, оно живое: то и дело суетится няня, подготавливая стол к приему гостей, наигрывает на гитаре Тузенбах, а за окном, в саду, качает коляску новоиспеченный отец Прозоров.
Несмотря на сложное переплетение судеб, зритель не упускает важные, связующие события нити благодаря правдоподобной актерской игре. Она настолько реалистична, что в какой-то момент приходит осознание, что перед нами настоящие персонажи пьесы А. Чехова, остающиеся таковыми в каждом своем жесте, фразе и взгляде…
Постановка примечательна световыми и звуковыми эффектами, разнообразными сценическими компонентами: днем это теплый свет и трели птиц, ночью же – таинственный полумрак, в котором зажигаются свечи, а в печи догорают поленья, отбрасывая тени на лица героев и делая сцену по-настоящему мистической. Тишину нарушают лишь едва уловимый шепот героев и ночные звуки природы: стрекот сверчков, завывание ветра за окном.
Сцена городского пожара, являющаяся важным и даже переломным моментом в пьесе, символизирует крах надежд и обличает людскую сущность. Благодаря тонким акустическим и музыкальным включениям, она представляется зрителю очень реалистичной. Крики людей, лай собак и детский плач заставляют по-настоящему сопереживать героям.
На протяжении всего спектакля действию аккомпанирует музыка. Пронзительные мелодии сопровождают наиболее откровенные и лиричные монологи героев.
Достоверные и красочные костюмы героев подчеркивают колорит эпохи, а их подбор обогащает образы трех сестер, обнажая их характерные черты.
На спектакль я шла с волнением и трепетом, понимая, как сложно воплотить произведение русского классика, не исказив при этом многоплановой глубины высочайшего философского смысла. И спектакль оправдал мои ожидания, подарив при этом новые грани осмысления произведения Чехова, полюбившегося мне, как и многим другим поклонникам великого классика.

23, 24, 25 и 26 июня в театре "У Моста" ПРЕМЬЕРА комедии-водевиля "СВАХА"!!!

О работе над спектаклем рассказал режиссер Владимир Берзин (Москва).
Наше радио. Пермь


Игорь Шоленко о спектакле «Череп из Коннемары» театра «У Моста» на фестивале LUDI в Орле.

Пермскому театру «У Моста» и в частности его художественному руководителю Сергею Федотову российский театральный мир обязан открытием драматургии Мартина МакДонаха. Имя автора абсурдных черных комедий для театра, действие большинства которых проходит в его родной Ирландии, для нашей публики, в первую очередь, известно по фильмам «Залечь на дно в Брюгге» и «Семь психопатов», где МакДонах работал как сценарист и режиссер. О востребованности у российских постановщиков пьес, относящихся к ирландским циклам («Линэйнская трилогия» и «Трилогия Аранских островов»), рассуждал критик Павел Руднев: по его мнению, действительность ирландской глубинки тесно соприкасается с нашей, из чего можно сделать вывод, что глухая провинция в принципе везде одинакова. Чудовищность и абсурдность жизни в ней можно описать, пожалуй, только посредством черного юмора.
В пьесе «Череп из Коннемары» рассказывается о случае из жизни могильщика Мика Дауда из городка в Гэлуэй. После смерти жены он живет один. Вечерами то и дело к нему приходит давняя подруга Мэриджонни Рафферти. Правда, не столько к нему, сколько к бутылке доброго виски, которая всегда припасена у Дауда в шкафу. От местного дурачка Мартина он узнает, что по воле начальства должен выкопать гроб собственной супруги – по закону городка на кладбище каждый год освобождают место для новых могил. Дальше зритель узнает о том, что из этого вышло.
До начала представления из динамиков звучат кельтские мотивы на волынке, скрипке, аккордеоне и флейте. Сцена поделена пополам, выстроены два места действия, описанные МакДонахом в ремарках: квартира Мика Дауда слева и кладбище справа. Кладбище в спектакле Федотова (он – и автор сценографии) создано в лучших традициях триллеров: множество каменных крестов и серых надгробий, высохшие деревья склоняются над ними, здесь всегда темно – только белый свет луны освещает могилы, над которыми раздается истеричный вороний крик, все окутано белым туманом.
В спектакле мир живых и мир мертвых расположены по соседству, и в сценах в комнате Мика отделены только условной перегородкой. А когда во втором эпизоде Мик уходит на кладбище, то перегородка становится реальной – черная штора закрывает декорацию комнаты. Квартира тоже создана в соответствии с ремарками драматурга: стол, стулья, камин, распятие – все на месте за исключением набора старых фермерских инструментов. Интерьер выдержан в грязных зелено-коричневых тонах, в которые выкрашены стены. Изношенную мебелью из старого дерева освещает только свет керосиновой лампы и тусклой «лампочки Ильича». Герои – часть этого затхлого, мрачного пространства. Мик Дауд в исполнении Владимира Ильина одет в зеленую рубашку, бежевый длинный жилет без рукавов, темные брюки и видавшие виды башмаки, Мэри в исполнении Марины Шиловой появляется на сцене в видавших виды пальто и шляпе черного цвета. По гамме и настроению это напоминает «Едаков картофеля» Винсента Ван Гога.
О двух других героях – братьях Мартине и Томасе Хэнланах – скажу в совокупности. Василий Скиданов и Илья Бабошин играют эдакую ирландскую гопоту, несмотря на то, что Томас – полицейский. На контрасте с работой Владимира Ильина и Марины Шиловой, чья игра рассчитана больше на психологическое проживание в предлагаемых обстоятельствах, эти ребята отыгрывают свои оценки предельно утрированно, их реакция мгновенна и заострена. Это прибавляет образам взбалмошности и придурковатости. Так, Томас появляется ночью на кладбище в солнцезащитных очках, они – обязательный атрибут крутого детектива из сериала, на которого так хочет походить недалекий коп. Этот элемент костюма – одна из многих подробностей, которая придет образу характерность: Томас надевает очки, когда хочет, чтобы его слова звучали более весомо. Почти все образы в спектакле строятся на подобных мелочах. Например, героиня Шиловой начинает быстро вытирать рот платком, который постоянно мнет в руках, когда хочет выпить. А растянутая шапка – вещный атрибут Мартина-Скиданова – дополняет характерную преувеличенную пластику и развязную манеру говорить. Когда он натягивает ее на голову, то становится одновременно похож на гопника и на ребенка, которого собрали на прогулку. Собственно, 20-летний Мартин и есть – вечный глупый и наивный подросток.
Премьера спектакля «Череп из Коннемары» состоялась 12 лет назад – в 2005 году. Он словно хранит в себе следы поиска ключа к драматургии МакДонаха: по отношению к тексту режиссер был предельно аккуратен, не позволял себе редакции абсурдной действительности, созданной автором.

Фото - Александра Сонина

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel